Главная | Культура | Историография | Черкесские благотворители (1)

Черкесские благотворители (1)

Автор
Размер шрифта: Decrease font Enlarge font
Черкесские благотворители (1)

Черкесские благотворители, школы и идея Сефербия Сиюхова (начало 20-го века, Кубанская область)

По материалам книги «Сефербий Сиюхов: Избранное». - Нальчик, 1997 г. Издательство "Эль-Фа", а также ряда научных статей, указанных в списке использованной литературы. Данная статья представляет собой авторский обзор материалов научных статей и публицистических изданий и не претендует на роль научной публикации.

В начале 20-го века мероприятия национального характера в г. Екатеринодаре были более яркими и масштабными, чем сегодня в Краснодаре. Жизнь города пестрела национальными красками. Иначе и быть не могло – столица многонациональной области, в которой совсем недавно, по меркам человеческой истории, смешались коренные этносы региона и страны, а к ним прибавилось несколько десятков этносов из самых разных уголков Российской империи, и даже из-за ее пределов. Коренное население Кубанской области – черкесы (они же адыги) не могли остаться в стороне. Но у них была совсем другая мотивация. В 1912-м году в Екатеринодаре появилось Черкесское благотворительное общество, которое функционировало с большими перерывами вплоть до революции. Первое заседание правления состоялось 11 мая 1912 года, когда основными целями организации обозначили «доставление средств к улучшению материального, нравственного и физического состояния мусульман и содействие школьному образованию горцев Кубанской области». В обществе собрались крупнейшие коммерсанты и меценаты Кубанской области, по происхождению преимущественно черкесы, абазины и карачаевцы. Цели ставили благие - повышение уровня образования и культуры в среде горских народов области. Идея создания такого общества в среде обеспеченной черкесской общины города возникла во время проведения первого черкесского благотворительного вечера в 1908 году, где его организаторы собрали деньги на помощь пострадавшим от наводнения аулам Прикубанья. Но что стало причиной появления такой идеи в среде частных лиц? Государство не строило школ для горцев? Почему этим вопросом занимались частные коммерсанты?

Для ответа на этот вопрос обратимся к трудам Сефербия Сиюхова – одного из участников общества, историка, учителя, публициста и первого министра образования Адыгейской автономной области. Его личность нам особенно важна, так как именно благодаря его упорству идея всеобщего народного образования среди черкесов была не просто реализована, но и устояла под натиском революции. Именно Сефербий Сиюхов есть живое воплощение этой идеи, ее стержень и основной двигатель. Сам он был из простой крестьянской семьи из аула Бгуашехабль, но это не мешало его отцу помогать сыну в получении образования. В своих журнальных статьях, письмах и заметках Сефербий неоднократно указывал на факт тотальной безграмотности черкесского (адыгского) населения, которую активно поддерживала Российская империя. Описывая быт и состояние черкесов в период после окончания Кавказской войны, Сиюхов указал на несколько причин такого положения. Во-первых, сама травма войны и расселения в укрупненные аулы в Прикубанье вызвала у народа апатию и страх перед всем русским. Такая ситуация подкреплялась бесправием населения, которое становилось априори виновным в любой преступной деятельности. Например, если в какой-нибудь станице происходила кража или убийство, очень часто старались преступление повесить на жителя аула, считая черкесов естественно склонными к преступлениям. Выезд и въезд в аулы производился только по разрешению пристава. Ухудшалась ситуация тем, что черкесы старались не пересекаться с русским населением и не учили русский язык, а значит и не могли себя эффективно защищать. Как писал Сиюхов – черкесы впервые познакомились с русским языком в полицейских протоколах, судебных решениях и в тюрьмах. Вплоть до революции большинство черкесского населения Кубанской области не знало русского языка. Во-вторых, правительством действительно не предпринимались меры по устройству школ и больниц в аулах. Отдельные школы работали вхолостую, так как обучение на русском языке населения, этим языком не владеющего, оказывалось бессмысленным. Учителя с мест писали отчеты о том, что трехгодичное образование не дает эффекта в ситуации незнания русского языка. Предметы заучиваются машинально, без понимания их сути и после выпуска из школы происходит процесс отката в состояние безграмотности. Хуже того – иногда такие школы выпускали полуграмотных местных приставов, которые учились в них одной науке – взяточничеству и шантажу своих же соотечественников, пользуясь незнанием ими русского языка. В-третьих, попытки отдельных особо рьяных чиновников заняться прозелитизмом (М.А. Миропиев), то есть обращением в православную веру через миссионерское школьное обучение, встретили серьезнейшее сопротивление среди неправославного населения в 90-е годы 19-го века. Открыли их очень хитро, подсунув аульским старшинам документы на открытие школ, заведомо зная, что читать по-русски они не умеют. Их закрыли с большим скандалом, но в черкесской среде школа стала ассоциироваться с попытками поколебать веру – вместе с черкесским языком единственную опору, спасающую от краха остатки черкесского этноса. Да и она не помогала, черкесы активно вымирали вплоть до революции. В таком незавидном положении встретили горцы 20-й век и Сефербий Сиюхов одним из первых начал упорную борьбу за внедрение адекватного образования, порой даже через силу, ломая старые стереотипы и страхи.

Артисты в постановке С. Сиюхова «Наезд Кунчука» во время черкесского благотворительного вечера 1914 года

К 1908 году, Сиюхов учился на втором курсе Кубанской учительской семинарии и успел проникнуться идеями большевизма, через агитационные газеты. Сопротивление чиновничества и местного духовенства идеям просвещения лишь подогревали в нем революционный настрой. В это время у него за спиной уже был багаж из 4-х лет обучения в Майкопской горской школе. Сам он признавался, что много полезных знаний получил на канцелярской работе в ауле – ужасной скучной, но очень полезной в понимании жизни и отношений в обществе. Вполне возможно, что на него очень повлияла необходимость покинуть семинарию из-за отсутствия средств. Именно с этого года Сиюхов начинает заниматься публицистикой и печатается в СМИ на тему народного образования. Выступает против махровых традиций, вроде калыма. Сиюхов вел активную переписку с министерством образования, обращался к жителям аулов, писал статьи в Санкт-Петербург в газету Саида Габиева, писал историко-этнографические очерки.

Авторский обзор подготовил краевед Виталий Штыбин.

 

Продолжение следует..

(Точка зрения редакции не всегда совпадает с мнением автора).

 

  • Отправить другу Отправить другу
  • Версия для печати Версия для печати
  • Текст Текст

Tagged as:

благодеятели, Сиюхов

Оцените статью

0